Александр Петрович Никонов (a_nikonov) wrote,
Александр Петрович Никонов
a_nikonov

Category:

И гнали освободителей к эшелонам, как арестантов


Я ведь не зря говорил, что своей безнравственной ублюдочно-тупой внешней политикой Путин поднял с российского дна целые облака черной мерзости. Которая на 86% замутила атмосферу страны своим узколобым посконно-пердучим патриотизмом марки "крымнаш".
И стоило геббельс-ТВ в лице канала "Россия-1" в целях разогрева пердучих выпустить на экраны подловатый фильмец про события 1968 года, оправдывающий советское вторжение в Прагу, как пердучие разогрелись и расширились (пердучие газы при нагревании расширяются). Смотреть на это удивительно! Если в самом 1968 году вся советская интеллигенция мучительно переживала тихий стыд от советской оккупации Чехословакии, то теперь в комментариях к интернет-газете "Взгляд", рассказавшей о возмущении чехов этим фильмом и являющейся для каловых масс патриотов настоящим отстойником, теперь радостно бесятся орды патриотов и несть им числа. Они вынырнули из небытия и пишут:

"Что-то я начал вспоминать про Чехию и кроме хоккея, пива и Яна Гуса и вспомнить то нечего. 99.9% своей истории они были чмыри, которые, если не сосали. то лизали у кого-то..."

"Правильно тогда все было сделано: поставили и чехов и венгров на место!"

"чехи... "чешки" - обувь така - типа тапок.. - а тапки сменить- это просто"

"Досадно и горько обидно, что есть такие крайне недобросовестные политики среди стран бывшего Варшавского Договора, пытающиеся переиначить историю... И я очень надеюсь на то, что т.н. "партнёров" таки пошлют в открытую нахер на официальном уровне, дабы показать, что Великая Россия - не тот, с кем позволительна подобная риторика и политическая тематика..."

"походу чехи уже позабыли, как оно там было на самом деле. это плохо. потому что когда нация теряет историческую память, то история эту память освежает. а плохо потому, что напоминать придется опять нам. имхо, слишком дорогая цена за прочистку мозгов каких-то там чехов, которые через полсотни лет все равно опять все позабудут."

"Пришло время побольше показывать правдивых док.фильмов! А не ту грязную пену, которой в 90ые поливали нашу историю под руководством пентагоновских "учителей", наводнивших постсоветскую территорию."

"Что мы все хотим от чехов? Если им в Пражском восстании помогали власовцы..."

"Какие ребяты обидчивые, надо бы ещё снять фильмец о художествах белочехов в России. Золотишко царское у Ляксандра Колчака за одно спернули"

"Чехословакия тогда соскучилась по кружевным трусам, а советская система, естественно, выступила против. Дёргала всех там за нитки пятая колонна, состоявшая в основном из евреев. Всё так же, как сейчас происходит вна Окраине.
Удивительно то, что чехи до сих пор пытаются считать себя в той ситуации правыми. Ведь все прелести дерьмократии они сейчас получили и могут сравнить настоящий уровень жизни и тот, который у них был при социализме"

И так далее до бесконечности


Хочу напомнить, как это было и чем кончилось - в 1968-м. Напомнить устами человека, который входил в Чехословакию в составе советских войск и видел всё собственными глазами. Вы, конечно, узнаете автора...


"Тревогу объявили в пять утра...
Офицеров собрали на совещание. Начальник штаба полка объявил боевой приказ... Нам предстояло совершить многосоткилометровый марш через всю страну и к вечеру развернуться севернее Праги для прикрытия войск 20-й гвардейской армии. Всю гусеничную технику: танки, тягачи, тяжелые бронетранспортеры – было приказано оставить на месте, а двигаться налегке, используя только колесные машины.
Приказ был совершенно непонятен, в том числе и начальнику штаба, получившему его свыше. Но времени на дискуссии не было. Колонны вытянули быстро, сигнал готовности – белые флажки начали появляться над командирскими люками (радиосвязь при перемещениях войск запрещена). Наконец, белые флажки появились над всеми машинами. Сигнальщик головной машины покрутил флажком над головой и четко указал на Запад. Мы снова двинулись в неизвестность.
Тем для тревожных раздумий было достаточно. Если силу танков принять за единицу, то в сравнении с этим мотопехота – ноль. Но именно тот ноль, который из единицы делает десятку. Танки и мотопехота во взаимодействии – несокрушимая сила. Сейчас мы на бешеной скорости неслись на наших «гробах на колесах» по стране, бросив свои танки. Без них, без этой единицы, мы превращались в ноль, хотя и очень большой. Возникал вопрос, кому и зачем это нужно. Более того, мы шли без гусеничных тягачей, то есть без артиллерии. И это окончательно убеждало нас в том, что мы идем не на войну. Тогда куда и зачем? Неужели в районе Праги наших войск недостаточно?
Во время коротких привалов, когда солдаты дозаправляли машины и проверяли их, офицеры, собравшись в кружок, делились худшими своими опасениями. Еще никто из нас не решился произнести вслух страшный диагноз, но в воздухе уже висели два жутких слова «разложение войск».
Ах, если бы чехи стреляли!
В наших полках, особенно прибывших из Прикарпатья, в то время было много офицеров, побывавших в Венгрии в 56-м году. Но ни один из ветеранов не видел в Венгрии и намеков на разложение, которое началось теперь. За освобождение Венгрии Советская Армия платила кровью. В Чехословакии цена была выше. Мы платили разложением. Дело в том, что когда по тебе стреляют, ситуация упрощается до предела. Думать не приходится. Задумавшихся убивают первыми.
В первые дни в Чехословакии все так и шло: они в нас помидорами, мы – из автоматов в воздух. Но очень скоро все изменилось. Была ли это продуманная тактика или стихийное явление, но народ стал к нам относиться совсем по-другому. Мягче. А вот к этому наша армия, выросшая в тепличной изоляции от всего мира, была не готова. Было взаимное, исключительно опасное сближение населения и солдат. С одной стороны, население Чехословакии вдруг поняло, что подавляющая масса наших солдат и понятия не имеет, где и почему они находятся. И среди населения, особенно сельского, к нашим солдатам проявлялось чувство какого-то непонятного нам сострадания и жалости. Отсутствие враждебности в отношении простых солдат породило в солдатской массе недоверие к нашей официальной пропаганде, ибо что-то не стыковалось. Теория противоречила практике. С другой стороны, среди солдат с невиданной быстротой начало распространяться мнение о том, что контрреволюция есть явление положительное, которое жизненный уровень народа повышает. Солдатам совсем было неясно, зачем нужно силой опускать такую красивую страну до состояния нищеты, в которой живем мы. Особенно это чувство было сильным среди советских солдат, пришедших в Чехословакию из ГДР...
В наших дивизиях второго эшелона, укомплектованных в основном солдатами кавказских и азиатских республик, брожение только начиналось, в то время как в дивизиях первого эшелона, прибывших из ГСВГ, оно зашло катастрофически далеко. Ибо именно для русских контраст в жизненном уровне Чехословакии и СССР был особенно разительным, и именно этим солдатам было непонятно, зачем же такой порядок нужно разрушать. Сказывались, конечно, и общность славянских языков, а также то, что в дивизиях первого эшелона все могли объясняться между собой и делиться впечатлениями, а в дивизиях второго эшелона все нации и языки были преднамеренно перемешаны, и оттого дискуссия не могла разгореться.
Мы прибыли в назначенный район глубокой ночью. Наши предположения (самые худшие) полностью оправдались. Наша задача заключалась не в том, чтобы остановить западные танки, и не в том, чтобы разгонять буйствующую контрреволюцию, а чтобы в случае необходимости нейтрализовать русских солдат, которых увозили из Чехословакии.
20-я гвардейская армия постоянно базируется в ГДР в районе Бернау, прямо у Берлина. В абсолютной изоляции, конечно. В ее дивизиях у меня было много однокашников из Харьковского танкового училища. Армия эта одна из лучших во всей Группе Советских войск в Германии. Она первой вошла в Прагу. И вот теперь она первой из Чехословакии уходила. Странный это был выход. Знамена, штабы и большая часть старших офицеров вернулись в ГДР. Часть боевой техники была отправлена туда же. Немедленно из Прибалтики были направлены в 20-ю гвардейскую десятки тысяч свежих солдат и офицеров. И все стало на свои места. Вроде армия никуда и не уходила. Но большая часть солдат и молодых офицеров этой армии прямо из Чехословакии попали на китайскую границу на перевоспитание. И гнали освободителей к эшелонам, как арестантов, а мы их охраняли.
А из Союза шли уже новые эшелоны с молодыми солдатами, которым предстояло постоянно служить в Чехословакии. Этих с самого первого дня размещали за высокими заборами. Печальный опыт освобождения был учтен. Все мы сознавали, что на ближайшее десятилетие, что бы в мире ни случилось, послать нас в страну с более высоким жизненным уровнем никто не решится."

Subscribe
promo a_nikonov august 12, 01:13 799
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Тут эксклюзивный контент: https://boosty.to/nikonov Под катом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 157 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →