February 14th, 2019

Александр Никонов

Соловья послушал я

И вам напою. Потому что согласен...
Политический кризис в России случится в этом или, в крайнем случае, в следующем году. При этом ближайшее "либеральное окружение" Путина не свергнет, они напуганы им. Путина свергнет черный лебедь. Но вот когда на улицах Москвы будут бушевать людские реки, тогда его ближайшее окружение смело выйдет и скажет:
- А мы всегда были против!..
Быстро сформируется коалиционное правительство народного доверия, и страна уже через несколько месяцев вырулит на нормальный миролюбивый и вполне либеральный курс. Может быть даже станет парламентской республикой. После чего начнёт потихоньку развиваться, отрешившись от черных дней путинизма, как от морока.
promo a_nikonov август 12, 2020 01:13 809
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Яндекс-дзен: https://zen.yandex.ru/alexandrnikonov Тут…
Александр Никонов

Когда Путин войдёт в историю...

Чтобы посмотреть на отца родного народ давился на Ходынке и бросал в воздух патриотические чепчики в 1914 году. А всего через три года волна ненависти смела режим, и оказалось, что нами правило отвратительное ничтожество, а не вовсе никакой не отец, богом посланный и на царствие помазанный.
Вождь мирового пролетариата и его рябой сухорукий сменщик со сросшимися пальцами на ногах также были любимы народом. Второго занесли к первому в гранитную шкатулку, но быстро вынесли, практически сразу, ибо оказался он кровавым тираном, а вовсе не лучшим другом физкультурников. Первый после краха режима также стал предметом посмешища, маньяком и героем анекдотов. А ведь оба были святыми практически, их мощи лежали в усыпальнице для поклонения, и когда рябой помер, народ устроил на улицах столицы вторую Ходынку, рыдали с такой же интенсивностью, как позже проклинали.
Хрущев запустил на орбиту Юрочку и открыл нам глаза на рябого. При нём была оттепель надежды, а удавка из колючей проволоки на морщинистой шее народа ослабла до возможности чуток подышать. Но в памяти он остался дураком и презираемым "кукурузником".
При Брежневе мы жили в эпоху стабильности, которую тогда называли застоем. Система о ту пору изжила себя, выбрав все возможности роста, и вскоре после смерти "дорогого Леонида Ильича" ничего, кроме смеха его имя не вызывало. "Сосиски сраные".
Господи, а уж как любили молодого Горбачева! Он казался глотком свежего воздуха на фоне живого кладбища кремлевских геронтократов. С ним связывали надежды о перестройке замшелого полицейского режима. А затем традиционно возненавидели, прозвав уничижительно меченым.
Ельцина носили на руках. Он ездил в троллейбусе, был гоним и обожаем. Он был полной противоположностью прежнего презираемого режима со всеми его кровавыми и бездарными руководителями, среди коих не было ни одного светлого пятна (таковых пятен не было и в их окружении среди всех этих маленковых, ждановых и слюньковых). Теперь Ельцина называют алкоголиком, ненавидят за 90-е, смеются над дирижированием оркестра, а в его памятники у Ельцин-центра благодарный народ бросает банки с синей краской.
При Путине мы опять живём в стабильности, когда режим изжил себя, выбрав все возможности роста в своей полицейской конфигурации...