October 28th, 2014

Александр Никонов

Наблюдение за наблюдающим - 2

Я, аки господь потусторонний, сквозь щель пизды, из которой появился на свет мой герой, смотрю на мир и на то, что с моим героем в этом мире происходит. Значит ли это, что я сижу в пизде? О том нам неведомо. Мир еще долго будет скрывать от людей свои сокровенные тайны!
А теперь к делу. Мой герой - одутловатый Кунгуров, коего мы оставили на украинской границе недопущенным до тела Украины , улетел наконец в Россию. Выслали его из Борисполя обратно после суточного сидения в накопителе для таких, как он.
Как же Кунгурова встретила Родина? Ведь это же чертовски интересно, как Родина встречает людей, которых считает самостийными (а не посланными централизованно) поклонниками ополченцев.

[читаем, плачем]
"Родина встречала меня, да и всех, прилетевших из Киева, как потенциальных террористов. Вы когда-нибудь проходили досмотр в зоне прилета? А в питерском «Пулково» был не просто досмотр, а самый тщательный шмон в тюремном стиле. Ручная кладь не просто просвечивалась рентгеном, а досматривалась вручную. Весь мой маленький рюкзачок для ноутбука был выпотрошен, все телефоны включены, все зарядные устройства детально исследованы, бумажки перебраны, швы прощупаны (это реально только в тюрьме делают – так заточки ищут), после чего пустой рюкзак снова просвечен рентгеном. Столь же тщательно было исследовано содержимое моих карманов. Сюда бы еще овчарок – и сходство с пересылкой будет полным.
Занял шмон, конечно, изрядное количество времени. На возмущенные вопли пассажиров, спешащих на стыковочные рейсы, сотрудники службы безопасности бесстрастно отвечали, что отныне рейсы с Украины обслуживаются по высшему разряду, и все это «ради вашей безопасности». Но самое интересное было на паспортном контроле при пересечении границы. Граждане Украины, которых нашим рейсом прилетело совсем немного, прошли через отдельное окошко и довольно быстро. Контроль был таким же формальным, как и в «довоенные» времена. А вот россиян призывного возраста стражи рубежей Родины изучали с пристрастием, судя по тому времени, что они проводили у окошка, за которым сидели девушки-пограничницы.
Вот, наконец, очередь дошла и до меня. Пограничница была вежлива, и даже почти дружелюбна, но учинила мне настойчивый допрос: зачем, к кому, насколько я ездил на Украину и чем там занимался. Особенно подозрительным ей показалось то, что паспорт у меня потерт, помят и не раз промок. Черт меня дернул честно сознаться, что на Украину я так и не попал, потому что меня депортировали. Многозначительно хмыкнув, пограничница тут же начала тыкать наманикюренными ногтями по клавиатуре и внимательно вглядываться в монитор. Судя по количеству сделанных ею запросов, она проверила меня по пяти базам данным. То, что ни в одном из «черных списков» она мою фамилию не обнаружила, довело ее до высшей степени антитеррористической паранойи и она ласковым голосом предложила мне: «Пройдите вон туда, сейчас подойдет сотрудник».
Подошедший вскоре «сотрудник» с майорскими погонами о чем-то пошушукался в каморке с пограничницей, вышел оттуда с моим паспортом, повторил блиц-допрос и придав своему лицу степень предельной государственной озабоченности, пригласил меня проследовать в полицию. Минут десять я ждал возле отделения полиции, пока меня по своим базам данным пробивали менты. Ничего подозрительного они, видимо, не нашли, и это с их точки зрения было в высшей степени подозрительным. Вскоре из отделения вышли два майора – пограничный и полицай. Мой паспорт был в руках у полицейского. Майоры явно не знали, что со мной делать. Задерживать вроде не за что, в списках террористов я не значусь, но и отпускать им меня почему-то не хотелось. Немного помявшись, майор-полицай вежливо предложил мне присесть на диванчик и подождать «дежурного», который «хочет с вами побеседовать».
Ну, все ясно, придет гэбист, – подумал я, эти товарищи дюже охочи «побеседовать». Предчувствия не обманули. Буквально через пару минут ко мне стремительно приблизился тип в штатском, манерами похожий больше на вышколенного официанта, чем на офицера ФСБ. Поскольку опыт общения с товарищами в штатском у меня накопился уже преизрядный, я знал, что беседа закончится тем скорее, чем меньше слов я произнесу. Ибо на каждое произнесенное слово гэбисты любят задавать по три новых вопроса. Диалог с перманентно улыбающимся «дежурным», говорящим удивительно вкрадчивым голосом, состоялся примерно такой:
- С какой целью были на Украине, Алексей Анатольевич?
- Частный визит.
- А поподробнее можно?
- Нет.
- Почему же?
- Мои частные дела не должны беспокоить власти Российской Федерации.
- По какой причине вас не пропустили на Украину?
- Не знаю.
- А что сказали?
- Ничего.
- Совсем ничего?
- Совсем ничего.
- Но что-то ведь объяснили?
- Нет, только бумагу дали с решением об отказе во въезде в страну. Там все и написано.
- Можно глянуть?
- Да ради бога.
Увидев фитюльку, выданную укро-погранцами, гэбист был явно удивлен.
- Тут же ничего не видно, – разочарованно протянул он.
- Подарите им заправленный картридж, – съязвил я.
- Почему у вас куртка военная?
- Она гражданская.
- Мне кажется, что военная.
- А мне так не кажется.
- Откуда она у вас?
- Купил.
- Где?
- В Уфе.
«Дежурный» понял, что разговор зашел в тупик, и плавно подойти к главному вопросу, который его интересует, не удастся. Поэтому спросил в лоб:
- Вы, Алексей, Анатольевич, часом, не на Донбасс собирались?
- Через Киев? Я вообще-то с головой дружу.
- Теперь вы куда намерены направиться?
- Домой.
- Ну, тогда счастливого пути, - проворковал улыбчивый «дежурный», но мой паспорт почему-то отдал полицейскому майору, который провел меня через пограничников, подождал, пока я пройду таможенный контроль и передал меня в руки службы авиационной безопасности какой-то тетке сурового вида. Та изучила мой паспорт и допрос о моем визите в Киев повторился в очередной раз. Потом она поинтересовалась, почему это у меня в паспорте не стоит прописка. Я воспользовался этим для того, чтобы выручить свой документ.
- Как не стоит? – удивился я, - Давайте вам покажу.
- И правда, не стоит, - согласился я, пролистав паспорт. После этого его я положил себе в карман и спросил, есть ли у авиационной безопасности ко мне еще какие-нибудь вопросы.
- А можно еще ваш паспорт?
- Нет.
- Почему?
- Потому, что вы проверяете удостоверение личности у вылетающих пассажиров, а не у прибывающих.
- Ну, подождите тогда, я щас проверю.
И тетка принялась, видимо, колупаться в базах данных террористов. Но я, поскольку паспорт был у меня в кармане, не удостоив ее ответом, просто ушел. Да хоть запроверяйся…
В маршрутке я случайно оказался рядом с лысым мужиком лет 45, с которым летел одним рейсом. Если меня тормознули пограничники, то его подзадержала таможня. В его бауле, как он рассказывал, находились измерительные приборы для биохимии и на них долго проверяли документы, даже собаку приводили обнюхать. А то мало ли, может с их помощью наркотики делали."

Любопытно, правда? По телевизору - сплошная антиукраинская истерика с брызгами слюны, но при этом украинцев пускают легко, а вот защитников Русскаго мiра - шмонают, как террористов.
И это правильно. Глупо думать (хотя СМИ это и делают), что национал-предатели и "либерасты" устроят в Москве свержение Путина. А вот защитники ДНР-ЛНР - как раз те люди, которые ради ветреной идеи легко берутся за оружие. Взять того же Прилепина, коего теперь так любит наша пресса - интервью берут, по главным каналам в прайм-тайм кажут. Вот он в декабре 2011 года сорвался из своей дыры в Москву как раз делать революцию - хотел сыграть ту самую роль твердого наконечника в белоленточных протестах, какую сыграли боевики Правого сектора в интеллигентном поначалу майдановском протесте.
Прилепиных и кунгуровых и вправду надо опасаться. Кажется, власть это понимает.
promo a_nikonov august 12, 01:13 799
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Тут эксклюзивный контент: https://boosty.to/nikonov Под катом…
Александр Никонов

Ну и?

Нам обещали возобновление войны сначала в субботу (в день выборов на Украине), потом в воскресенье (как только пройдут выборы), затем в понедельник, потом во вторник...
И где война?
Александр Никонов

Замечена важная разница между Русским Миром и нормальными людьми

Пишет Елена Васильева:
"Я уже побывала в Донецкой области, Киеве, Днепропетровске, Запорожье, Мариуполе, Харькове. Вот теперь во Львове... И я нашла одно важное отличие. Наши "ополченцы" и "миротворцы" без конца слушают блатные песни и тюремный шлягер в свободное время, в то время, как украинские солдаты слушают и поют украинские народные песни и читают стихи, типа "Жди меня".
Наши развешивают вокруг себя фото с оружием и боевыми трофеями, а украинские солдаты - детские рисунки, доставленные им волонтерами..."
полностью: http://uainfo.org/blognews/423825-ya-v-uzhase-ot-togo-kak-obmanut-rossiyskiy-narod-bloger-foto.html
Александр Никонов

Что большие люди скрывали от маленьких

Я сейчас пишу книгу о физике для детей. И вот вдруг отчего-то вспомнилось...
В начале этого учебного года мы с женой поехали на Горбушку и купили там планшет - в качестве приза для одного ее ученика, который был признан по итогам прошлого учебного года лучшим учеником не то в школе, не то ли в классе, я не особо помню, потому как не вдавался.
Так вот, планшет мы купили, Галка его потом перед всем классом победителю торжественно вручила. И в глазах прочих детей зажглось нехорошее завистливое подозрение, что на каком-то этапе жизни взрослые их коварно обманули. Ведь они же не знали, что хорошо учиться - это так выгодно!
Александр Никонов

Пономарев. Отровения фиксатого.

Снимок экрана 2014-10-28 в 23.28.18.png

Помните этого "народного мэра"? Он тут на днях решил повспоминать начальные денечки "Русской весны":

[воровство, грабежи]
"После того, как 19 февраля власть Януковича была свергнута в результате государственного переворота... 21 февраля в Парке отдыха им. Ленина в городе Славянске возле монумента Воину-освободителю собралось около 70 человек... У нас уже был опыт объединения — раньше мы уже проводили митинги против этого. Плюс к тому у меня уже был опыт борьбы с правоохранительными структурами... мы решили взять город под контроль. На этом первом сборе меня выбрали командиром.
Изначально мы разделили город на районы, в каждом районе был выбран свой старший...
Я отзвонился своим координаторам и сказал, что мы ни на какие штурмы администраций не пойдём. Мы решили, что надо брать не администрацию, а областное СБУ, а потом — городское и областное МВД. Мы определились, что для штурма СБУ нам понадобится порядка 200 человек.

ИА REGNUM: Могли ли вы тогда предположить, что воевать придётся не только с нацистскими группировками, но и со всей регулярной армией Украины?

Пономарев: Мы не думали, что до этого дойдёт, потому что, честно говоря, надеялись на помощь России. У нас перед глазами был пример Крыма, где «вежливые люди» всё сделали без единого выстрела. И мы тоже рассчитывали на то, что мы возьмём в руки оружие и покажем, что можем стоять на защите своей земли и своих интересов. На тот момент не было предпосылок к полномасштабной войне...

...гуманитарка, предназначенная именно для Славянска, оседала в подвалах областной администрации в Донецке. Воровство было ужасное. То, что пытались приписать мне, они все делали сами.
Вообще те, кто называл тогда себя «правительством ДНР», — это люди, которые тупо разворовывали гуманитарную помощь, денежные средства, которые собирали россияне и жители дальнего зарубежья. Славянск воевал, а в это время в Донецке «оплотовцы» и люди из «Востока» отжимали транспорт, переписывали на себя предприятия и квартиры. Есть данные, что идёт торговля углём с «укропами», продаётся металл, поступающий из России бензин реализуется через заправки. Гуманитарка приходит и реализуется через рынки и магазины, медикаменты — через аптеки. В общем, бардак, вот и моё отношение к ним было соответствующее.

До меня дошла информация, что на пенсионное обеспечение людей, которые не получили пенсию, будет выделено 28 млн гривен. Я понял, что эти средства скоро будут получены, и что мы сможем раздать их пенсионерам. Я дал указание Павленко делать списки, и на следующий день он мне их принёс. Я глянул и увидел, что половина этого списка состоит из уехавших, половина — из «мёртвых душ». В итоге десятого числа я был арестован, и на моё место был назначен Павленко..."

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1860357.html#ixzz3HTEtUMot