June 2nd, 2014

Александр Никонов

Боевики попали в своих

"В здании облгосадминистрации Луганска произошел взрыв. В результате происшествия погибли, по предварительным данным, пять человек...
Руководитель пресс-службы самопровозглашенной Луганской народной республики Владимир Иногородских заявил «Интерфаксу», что среди руководства республики потерь нет. По словам Иногородских, погибли пятеро мирных жителей, а также несколько ополченцев ранены.
Версии о причинах произошедшего разнятся. Часть очевидцев считает, что в здание попали ополченцы ЛНР, стрелявшие по самолету украинских военных из переносного зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК). По одной из версий, ракета из ПЗРК среагировала на тепловую ловушку, выброшенную украинским истребителем, по другой – она самонавелась на кондиционер, висевший на стене здания ОГА.
Версию о попадании ракеты из ПЗРК в кондиционер подтвердили УНН в луганской милиции.
«Очевидцы видели, как был произведен выстрел. Однако ракета не улетела в сторону самолета, а изменила курс и попала в окно ОГА, где был кондиционер. Специалисты говорят, что, скорее всего, это была ракета с тепловым наведением и она среагировала на тепло, которое выделяет кондиционер», – рассказали в ГУВД.
Сторонники отделения Луганской области от Украины в свою очередь утверждают, что по зданию ОГА был нанесен авиаудар. Эту версию поддерживает большинство российских СМИ, в том числе канал Russia Today. На видео RT видно, что взрыв привел к гибели нескольких человек и довольно сильным разрушениям перед зданием ОГА. Там был расположен самодельный блокпост из автомобильных покрышек.
В свою очередь пресс-секретарь антитеррористической операции Владислав Селезнев заявил, что украинская авиация не наносила ударов по Луганской ОГА, а взрыв произошел из-за неумелого обращения ополченцев ЛНР с оружием."
Slon.ru

апдейт - продолжение тут: http://a-nikonov.livejournal.com/1900986.html
promo a_nikonov август 12, 01:13 799
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Тут эксклюзивный контент: https://boosty.to/nikonov Под катом…
Александр Никонов

Изменение российской информационной политики?

Не часто смотрю телевизор, но сегодня вот что заметил. Раньше было так: Украина, Украина, Украина, сплошная Украина. Оно и понятно: ведь там русские в опасности! Наши! А мы, русские, как известно, своих не бросаем. Не так ли?
Потом взяли Крым, ещё попиздели...
И вот сегодня вся первая получасовая часть программы "Вести" - Путин и дети, отречение короля Испании, наводнение в Сибири, маленькая собачка, охраняющая дом и не желающая уходить, хотя хозяева ушли... Нет, была и Украина! Которая перевела первый транш за газ, потом - переговоры по цене за газ.
А ведь какие информповоды - украинская армия бомбит самолетами Луганск, мирные люди гибнут! Но это все уже было во второй половине программы.
Отчего так? Ведь люди гибнут! Ведь русские своих не бросают!..
Но, видать, русские своих не бросают только если с этого можно что-то поиметь. Например, Крым.
Александр Никонов

Стопами Чавеса

"СЕРГЕЙ АКСЕНОВ ПООБЕЩАЛ ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ ТЕМ МАГАЗИНАМ, КОТОРЫЕ БУДУТ ЗАВЫШАТЬ ЦЕНЫ
Такие меры будут применены ко всем, кто не поймет по-нормальному. Вообще не собираемся вести ни с кем переговоры, кто будет спекулировать, вымогать у людей деньги", - сказал Аксенов.
Он добавил, что в первую очередь это касается предприятий, торгующих продуктами и лекарствами.
Глава федерации профсоюзов Крыма Владимир Клычников сообщил, что цены на некоторые товары в Крыму после вхождения в состав России выросли примерно вдвое, а зарплаты за ними не поспевают."
Александр Никонов

Что происходит в России? Оскотинивание народа...

Прекрасный, однако, материал написал журналист Лошак, просто побеседовав со своими знакомыми, которые в последнее время решили уезжать из России. Россию покидают лучшие люди - на "философских" самолетах и поездах. Почему они уезжают?
Ниже - цитаты из разных людей с их объяснениями.

"Люди в массовом порядке валят. Говорят о самой массовой волне эмиграции со времен развала СССР. В израильском посольстве очереди как в 1990 году. Ту волну называли «экономической», как назвать эту — еще не придумали...
Сижу в «Простых вещах» с бывшей коллегой, с которой мы когда-то вместе работали на докулистиковском НТВ. Она говорит: «Раньше я думала, что дело только в Путине и его режиме. И это нормальное состояние, в этом есть пространство для маневра. Но три-четыре месяца назад — может быть, раньше — возникло четкое ощущение, что дело вообще не в Путине, а в наших согражданах..."

"...в стране практически не осталось современной науки — по индексу цитируемости Россия сползла с 8-го места в 1996 году до 16-го, уступая крохотным Тайваню и Нидерландам. При том что научных статей бывших соотечественников, работающих на Западе, — десятки. В этом году русским западникам пришлось осознать, что дело не только и не столько в кремлевской матрице, насаждаемой телевизором. Есть еще и всероссийская матрица. Называется она — имперское сознание. Это такая матрица, внутри которой индивидуальное — жизнь человека, его права, свободы, личное счастье — приносится в жертву «геополитическим интересам государства» (в переводе на русский — очередному тирану). Именно эта матрица хочет, чтобы нас боялись, а мы этим гордились. Крым наш. Радиоактивный пепел. Обама поседел от страха..."

[И вот ты сидишь и видишь, что ужас сгущается и сгущается.]
"...сейчас возникло ощущение, что начнется война. И то, что по-английски называется crackdown: всю страну будут ломать через коленку. Это тоже было давно понятно.
Аннексия Крыма даже меня застала врасплох, хотя я всегда готов к самому худшему и с нетерпением его жду. Собственно, все, что происходило в последнее время в общественном пространстве, было ужасно. И то, что власть устраивала, и то, что происходило снизу: оскотинивание народа...
Конечно, производит невероятное впечатление та скорость, с которой происходят все эти процессы, маргинальные идеи становятся центральными, дикие практики становятся рутиной и повседневностью. Это поражает воображение. Вообще любой немецкий интеллектуал натренирован соизмерять всякое разное с временами нацизма, думать про то, как же так могло произойти. Ну и я, как человек, получивший в Германии гуманитарное образование, тоже натренирован на эту ментальную работу.
И в этом смысле очень интересно, если это слово вообще можно произнести, наблюдать чудовищный полевой эксперимент, который в России проводится. Считалось и считается, что важной предпосылкой для этого являются тотальный контроль за информацией, тотальная пропаганда, тотальное подавление инакомыслящих. Но оказалось, что это совершенно не нужно. Что относительно свободный доступ к информации, который даже сейчас сохраняется в России, никак не влияет на легкость, с какой происходят эти процессы. Более того, они затрагивают людей, про которых мы точно знаем, что они информированы.
Я лично все чаще стал ощущать себя немецким евреем на чемоданах в 1933, 1935 или 1938 году. Когда ты жил нормальной жизнью, а потом все стало иррациональным образом тебе на голову обрушиваться. И каждый следующий ужас просто невозможно было себе представить. Представить себе в 1933 году Освенцим было невозможно. И вот ты сидишь и видишь, что ужас сгущается и сгущается. Но в 1933 году или даже в 1935-м еще можно было собрать вещи и уехать. В 1938 году можно было продать все за бесценок и уехать. Прямо накануне войны тоже еще можно было как-то свалить. А потом — все. Потом можно было уехать только в товарном вагоне в газовую камеру."

"Есть узенький мирок людей, в котором разговаривают между собой на современном человеческом языке, но это гетто. Как мы все живем? Мы скачем от оазиса к оазису. Вот у нас на кухне оазис, вот у нас, допустим, «Жан-Жак». Вот кинотеатр «35 мм», а вот там еще что-нибудь, «Винзавод», например. И вот человек скачет из точки в точку, желательно в автомобиле это делать или еще как-нибудь отгораживаясь от внешнего мира — в наушники погрузившись. Так я и жил эти 10 лет.
Я абсолютно убежден, что Россия оправится только в результате чудовищного потрясения и большой травмы. Когда это случится — никто не знает. Это может произойти в течение ближайших двух лет, а может затянуться на долгие годы. Но я думаю, что все будет очень плохо, извините. Участвовать в этом лично мне нет никакого смысла."

"Все самое интересное, новое происходит в США, Европе, Сингапуре, Китае, но никак не в России. Надо ли говорить, что мы живем в эпоху стремительных перемен, и как недавно сказал Цукерберг: «Сегодня самое рискованное решение — это решение ничего не предпринимать». Я физически чувствую, как отстаю от своего поколения.
Самое интересное, что сегодня происходит с человечеством, — это не Болотная площадь, не Крым и не произвол в судах (да простят меня мои неравнодушные коллеги). Это достижения в нанотехнологиях, биоинженерии, hi-tech. На фоне этой революции все законопроекты мизулиных и милоновых — это просто дремучая навозная возня, на которую я лично не хочу тратить свою жизнь. Все это потонет в мировой истории очень быстро, как потонул СССР."

"Родина ликует по поводу присоединения Крыма. И я понимаю, что это все идет в тартарары под ликующие возгласы гопников, которые, наверное, составляют большую часть электората. Оставаться и быть причастным к этому, мне кажется, даже преступно."

"Развиваться ученому в России невозможно. Среды в большинстве гуманитарных, социальных и некоторых технических дисциплин в России просто нет. Например, я занимаюсь очень узкой темой в рамках политологии. Она развита на международном уровне, и когда я приезжаю в другие страны, там находятся люди, которые говорят со мной на одном языке. Когда я занимаюсь тем же в России, то реакции обычно две. Со стороны адекватных коллег — заинтересованного невмешательства, потому что они недостаточно подкованны, их профессиональный уровень объективно ниже, чем у коллег за рубежом. Но это лучший вариант. Худший — это просто попытка ставить палки в колеса. Я получала после некоторых конференций в России анонимные письма, видимо, от коллег из регионов, которые считают, что я занимаюсь политической заказухой, хочу подорвать российскую государственность. Сама постановка вопроса смешная, потому что нет никакой связи между академическим политологическим исследованием и подрывом государственности...
Помимо качества среды я бы хотела добавить и политический контекст. Не хочется его демонизировать, говорить, что все политологи сейчас страдают. Но есть факты. Факт номер один: нам нужно проводить полевые исследования, опрашивать людей на улицах. Которые в последнее время пугаются, когда слышат, что ты их хочешь расспросить о власти, даже если речь идет про управление их подъездом. Они начинают сильно напрягаться, говорят — «вас кто-то заказал», «вы хотите проследить за мной». Приходится сворачивать исследования, люди очень напряжены.
Во-вторых, закрываются социологические центры, очень многие из которых существовали на международные гранты. Чисто физически ученым нужна поддержка, и, подчеркну, эта финансовая поддержка никогда не влияет на результаты исследований. Я видела несколько отчетов, которые готовятся прокремлевскими научными центрами, где на полном серьезе говорится, что если люди, исследующие, например, протесты, поддерживаются научными американскими фондами, то они проводят политику, выгодную США. Люди не понимают, что такое так называемое peer review: в науке тебя коллеги всегда просматривают очень жестко. Если кто-то увидит, что ты свои исследования выдаешь за объективные, а на самом деле они проплачены — не важно кем, хоть Кремлем, хоть Макартурами, — ты не ученый. Ты теряешь репутацию так быстро, что никто в здравом уме на это не пойдет. Поэтому когда профессиональных социологов, политологов обвиняют в том, что они получили грант, следовательно, автоматически куплены, — это показывает, что люди не понимают, как устроена наука. Или что у них у самих все так устроено. Что они делают то, что заказывает им платящий.
У нас была смешная история: мы опрашивали людей в деревнях, которые погорели в 2010 году, — как изменилось их отношение к власти после пожара. Опрашиваем в одной деревне, и на нас выходит майор местной полиции, которому позвонили местные бдительные жительницы и сказали, что ходят подозрительные люди и спрашивают про власть. Тогда, конечно, это было все на уровне шуток, майор все понял. Это было три года назад, а сейчас, вполне возможно, нас увезли бы в какое-нибудь отделение. В подобной ситуации оказались знакомые наблюдатели, которые, по-моему, на выборы в Новосибирск выезжали. Они в поезде недостаточно тихо обсуждали современную экономическую политику и грядущий бюджетный дефицит, и люди сразу же позвонили кому надо."

"Первый раз подумала, что надо капитализировать свое еврейство, еще в 2009 году, но подумала и забыла. А записалась в израильское посольство, как и многие, после «крымнаш», когда вместо того, чтобы устыдиться действий властей, люди возгордились. А в таком искореженном мире я не вижу себе места.
В апреле меня с большим трудом записали на прием к консулу на сентябрь. Дозвониться было сложно, зато, если дозвонишься, можно записать не только себя. Я записала мужа, родителей и подругу. В посольстве в шоке от наплыва желающих. Говорят, таких очередей не было с 1990 года. Я кусала, конечно, локти, что не сделала этого полгода назад, когда очередей не было и репатриантскую визу ставили на следующий день.
Все друзья последнее время обсуждают, насколько ты еврей. Еврейскую кровь теперь находят у себя даже те, кто про это только подозревал. Сейчас можно даже с прадедушкой/прабабушкой заявляться. А те, у кого с еврейской кровью совсем плохо, выучивают, например, еврейские песни, «Тум-балалайку» какую-нибудь, и поют на собеседованиях: якобы они страшные фанаты всего еврейского. Говорят, иногда срабатывает.
Все ищут способа защититься от введения выездных виз, закрытия границ, отключения интернета, соцсетей, западных платежных систем, коллапса, когда вдруг решат, что недостаточно тех, кого уже посадили по делу 6 мая, а надо посадить всех, кто был на этой площади. В посольство записываются, чтобы было куда бежать, если будет реальный повод бежать. Поэтому популярно именно израильское гражданство, получить которое можно, практически не уезжая из Москвы...
Я никогда не думала уезжать — и сейчас совершенно не хочу. Я филолог по образованию, и вся моя жизнь связана с русским языком и русской культурой. И да, нет прямого поражения в правах какой-то группы, но есть всеобщее поражение в правах; свобода совести, свобода печати, свобода собраний — все попрано, но это никого, кроме нас, не волнует. И на «застой» это не похоже. Потому что сейчас всеобщая эйфория намного больше, чем в застойные годы. Я в меньшинстве, которое большинство готово переварить и выплюнуть в любой момент.
Я чувствую себя проигравшей, как и все российское просвещенное или интеллигентное меньшинство. В 2011 году мы сделали ставку на то, что превратим Россию в западную страну, и проиграли. Нам казалось, что все только начинается, а на самом деле это был последний шанс, последний момент, когда можно было еще что-то сделать — и мы, видимо, не сделали, ну или это было невозможно. Теперь надо ждать нового момента. Смогу ли я дождаться его здесь в обозримом будущем или нет — не знаю."
отсюда: http://www.colta.ru/articles/society/3404

Александр Никонов

Ни Первый канал, ни "Россия 24" ни слова не сказали об этом...

Оригинал взят у ups_wau в Груз 200 . Россия тихо приняла...
Історія першого вантажу 200 із ДНР
Слава Демкова 02 червня 2014, 08:00


На границе в Устиновке тихо.

В сторону России никто не едет, и еще пять минут назад скучавшие пограничники теперь удивленно рассматривают фуру с красными крестами и кодом «200» на бортах, медленно обходят с разных сторон, фотографируют на телефоны, пока таможня проверяет справки на груз. Процедура проверки проходит формально, но чувствуется напряжение от непонимания, откуда этот «груз» взялся и кто именно его отправил. Водитель Слава ничего не может объяснить – сегодня с утра «люди, которым он не мог отказать», попросили его отвезти фуру в Россию и сказали только, что это важно.

Заглядываю через плечо офицеру: «Донецьке обласне бюро судово-медичнoi eкспертизи. 29.05.2014 Справка. Дана в том, что ни в трупе г-на Жданович Сергея Борисовича, 1966 года рождения, ни в гробу нет вложений, перемещение которых через государственную границу Украины запрещено». Collapse )

История первого «груза 200», отправленного из Донбасса в Россию, закончилась для нас с коллегами на погранзаставе в Устиновке.

И мы были единственными, кто провожал россиян, погибших в бою за аэропорт в Донецке, с Украины домой.