December 5th, 2013

Александр Никонов

Депутатские будни

"Член партии «Единая Россия» Адам Делимханов напал на своего однопартийца Алексея Журавлева в здании Государственной думы, пишет газета «Коммерсантъ».
Журавлев сообщил, что это произошло на 15-м этаже нового здания Госдумы.
По словам Журавлева, сначала Делимханов выразил недовольство тем, что его коллега отправил «депутатский запрос о проверке на экстремизм открытия памятника чеченским женщинам из села Дади-Юрт, погибшим при сопротивлении «варварской акции» русской армии во время Кавказской войны XIX века и предложение расследовать подготовку спецназа Чечни бывшими сотрудниками подразделения «Альфа».
«Он начал мне угрожать, говорить, что я лезу не в свое дело и «это плохо кончится». После того как я спросил: «Что, Чечня не территория России?» — он исподтишка нанес удар по голове кулаком, я начал защищаться,— отметил Журавлев.
Журавлев добавил, что у Делимханова «неизвестно откуда выпал золотой пистолет», после чего драка была прекращена.
Алексей Журавлев намерен отправить запрос на имя директора ФСБ Александра Бортникова и в думскую комиссию по этике для проверки действий чеченского депутата."
promo a_nikonov август 12, 2020 01:13 787
Buy for 100 tokens
В ветках и через личку меня постоянно спрашивают, где купить ту или иную книгу и "почему в нашем городе ваши книги не продаются?" Господа! В этом мире все продается! Полный список актуальных книг: "Апгрейд обезьяны", вышедший с новым названием "Венец творения" - -…
Александр Никонов

Коллективизация. Итоги

Переводчик Сталина Валентин Бережков вспоминает:
"Такое сочетание слов - голод на Украине - раньше казалось немыслимым. Богатейший край, располагающий плодородными землями, несметными природными богатствами, трудолюбивым народом, Украина, которая даже в годы гражданской войны и «военного коммунизма» хотя и скудно, но все же оказалась способной прокормить себя, страна, где с началом нэпа потребовался всего один урожай, чтобы накормить людей, и вдруг - голод! Да еще в мирное время!
Осенью 1929 года, когда мы вернулись в Киев из поездки на юг, никто не мог и подумать, что такое может случиться. Вокруг по-прежнему царило изобилие. На каждом углу - лотки с фруктами и овощами, магазины - частные и государственные - полны продуктов и товаров. На Крещатике прогуливаются разодетые пары, кинотеатры, рестораны, кафе, бильярдные по вечерам заполняет развлекающаяся публика. Правда, и здесь время от времени на улицах появляются «мешочники» - беглецы из деревень, где достигнуты особые «успехи» в коллективизации. Но их считают раскулаченными деревенскими богатеями, наказанными за противодействие властям. А появившаяся в газетах статья Сталина «Головокружение от успехов» создает впечатление, что эксцессы на селе, о которых ходят слухи, дело рук не в меру ретивых функционеров. Теперь, после того как их одернул сам Генеральный секретарь, они поумерят свой пыл и все образуется. Город жил своей жизнью, не подозревая, что скоро на него, как и на всю страну, обрушится страшная беда...
Отец часто ездил в командировки в Харьков и привозил оттуда гостинцы, красиво оформленные книги, что-нибудь из одежды. В свободное утро перед отъездом я тоже решил купить для дома какой-либо сувенир. Зашел в один магазин, другой, третий. Повсюду полки были пусты. Я не мог понять, что происходит. В Киеве всего было полным-полно. А тут, в столице, хоть шаром покати (напомню, тогда Харьков был столицей Украины - А.Н.) Решил пообедать в ресторане - там тоже, кроме яичницы, все строчки в меню оказались вычеркнутыми.
Ночным поездом мы вернулись в Киев. Дома я рассказал о том, что происходит в Харькове, и получил от мамы ответ:
- Пока ты ездил, у нас тоже все исчезло. Куда подевалось, ума не приложу...
Мы еще не знали, что происходит «великий перелом» и началась эпоха сплошной коллективизации. Как ножом отрезало короткую нэповскую передышку. Курс на «ликвидацию кулака как класса», а фактически на уничтожение всех индивидуальных хозяйств взбудоражил население. Начались панические закупки всего, что попадало под руку. Власти со своей стороны блокировали снабжение. В итоге за несколько дней рынок оказался опустошенным. Дело усугубилось тем, что началось массовое закрытие частных предприятий, ликвидировались кустарные мастерские, булочные, кафе.
Чтобы «стабилизировать» положение, Сталин принялся закручивать гайки. Вводилась паспортная система, продукты стали выдавать только по карточкам, одежда - по специальным талонам. Отец как технический директор завода получил «рабочую» карточку, мы с мамой - «иждивенческие». Но то, что выдавалось, означало жизнь впроголодь. Вскоре открылись «торгсины» - торговля с иностранцами. На деле то была попытка выкачать у населения сохранившиеся драгоценности. У людей не было выбора - либо голодать, либо отдать государству в обмен на масло, сгущенное молоко, белый хлеб все, что уцелело в годы гражданской войны или было приобретено в период нэпа. Мама отнесла в «Торгсин» последнюю память о своих бабушке и дедушке, а заодно и несколько царских золотых десяток, которые отец купил за червонцы для зубных коронок. Снова, как в гражданскую войну, наступал голод..."
Александр Никонов

На правах рекламы

"Добрый день, Александр Петрович.
Закончил читать Вашу книгу "Между Сциллой и Харибдой". Вы способны потрясти даже искушённый мозг, как мне кажется. Действие, которое вы производите с головами читателей через свои работы, сродни просветлению.
Ваши книги необходимо ввести в линейку школьных учебников для старших классов. А предмет так и назвать: "Метод Никонова" (чиновники с полудури могут подумать про другого Никонова из ГосДуры, - авось и пропустят)... Эти книги должны прочитываться до того, как розовосоплистая левая система образования РФ проникнет в неокрепший мозг школьника.
Спасибо. Жду следующих произведений.
С уважением......."



http://www.combook.ru/product/10716567/
Александр Никонов

Почему Сталин называл русских дураками и болванами?

Из мемуаров человека, ходившего по Кремлю:
"...я впервые увидел Сталина в конце сентября 1941 года на позднем обеде в Кремле, устроенном в честь миссии Бивербрука-Гарримана. Гости собрались в помещении, примыкавшем к Екатерининскому залу, незадолго до 8 часов вечера. Все ждали появления Сталина. Наконец отворилась высокая дверь, но это был не он, а два офицера из его охраны. Один остановился у двери, другой занял позицию в противоположном углу. Прошло еще минут десять. Видимо, в этом был определенный смысл: свое появление «хозяин» преднамеренно затягивал, чтобы подогреть нетерпение публики.
Дверь снова открылась, и вошел Сталин. Взглянув на него, я испытал нечто близкое к шоку. Он был совершенно не похож на того Сталина, образ которого сложился в моем сознании. Ниже среднего роста, исхудавший, с землистым, усталым лицом, изрытым оспой. Китель военного покроя висел на его сухощавой фигуре. Одна рука была короче другой - почти вся кисть скрывалась в рукаве. Неужели это он? Как будто его подменили!
С детства нас приучили видеть в нем великого и мудрого вождя, все предвидящего и знающего наперед. На портретах и в бронзовых изваяниях, в мраморных монументах, на транспарантах праздничных демонстраций и парадов мы привыкли видеть его, возвышающегося над всеми. И наше юношеское воображение дорисовывало высокое, стройное, почти мифическое существо. А он вот, оказывается, какой, невзрачный, даже незаметный человек. И в то же время все в его присутствии как-то притихли. Медленно ступая кавказскими сапогами по ковровой дорожке, он со всеми поздоровался. Рука его была совсем маленькой, пожатие вялым.
То были самые тяжелые дни войны. Гитлеровские войска продвинулись далеко в глубь советской территории, подошли к Ленинграду и Киеву, стремительно приближались к Москве...
Надо признать, что при всех своих отвратительных качествах Сталин обладал способностью очаровывать собеседников. Он, несомненно, был большой актер и мог создать образ обаятельного, скромного, даже простецкого человека. В первые недели войны, когда казалось, что Советский Союз вот-вот рухнет, все высокопоставленные иностранные посетители, начиная с Гарри Гопкинса, были настроены весьма пессимистически. А уезжали они из Москвы в полной уверенности, что советский народ будет сражаться и в конечном счете победит. Но ведь положение у нас было действительно катастрофическое. Враг неотвратимо двигался на Восток. Чуть ли не каждую ночь приходилось прятаться в бомбоубежищах. Так что же побуждало Гопкинса, Гарримана, Бивербрука и других опытных и скептически настроенных политиков менять свою точку зрения? Только беседы со Сталиным. Несмотря на казавшуюся безнадежной ситуацию, он умел создать атмосферу непринужденности, спокойствия...
Сталин блефовал, но, по счастью, оказался прав. Так же как и тогда, когда после посещения британским министром иностранных дел Антони Иденом подмосковного фронта во второй половине декабря 1941 года он заявил:
- Русские были два раза в Берлине, будут и в третий раз...
Неисправимые сталинисты могут расценить такое пророчество как свидетельство прозорливости вождя. Но мне представляется, что он и тут играл роль оптимиста. В узком кругу он не раз в те дни признавался, что «потеряно все, что было завоевано Лениным», что не избежать катастрофы. Наигранной бодростью он прикрывал свое неверие в народ, презрительно обзывая аплодировавшую ему толпу «дураками» и «болванами».
Александр Никонов

Гитлеровцы, гундяевцы и Путин хором выступают за традиционные ценности

1221

Из газеты "За Родину"
(Газета выходила с 10 сентября 1942 года до лета 1944 года. Издательство и редакция находились в Пскове на улице Башенной, дом 46. Первым главным редактором был Анатолий Петров. Затем газету возглавил бывший сотрудник советской газеты 'Псковский колхозник' Григорий Денисович Хроменко. Позднее газета печаталась в Риге, а в начале 1944 года редакция переехала в Ревель. Цена одного номера была 50 копеек, подписка на месяц - 12 рублей. Как заявлялось в первом номере, "газета дает обзор политического, экономического и культурного положения всего света, уделяя особое внимание освободительной войне новой Европы против большевизма и союзных с ним жидов и плутократов").

" Большевики надругались над нашей национальной культурой, они сделали всё возможное, чтобы русский забыл, к какой нации он принадлежит. Национальные и духовные ценности русского народа втаптывались в грязь и заливались кровью. Всё, что напоминало русскому человеку о его прошлом, о его славной истории старательно исторгалось из жизни народа. Это относится ко всему укладу русской жизни, начиная от искусства и науки и кончая народным деревенским обрядом.
Сегодняшние союзники Сталина по своему духу чрезвычайно близки к большевизму. Недаром Америку называют "страной без сердца". Там всё подчинено материальным интересам - золотому тельцу... В Англии, где евреи могут покупать ценою золота титулы лордов, тоже фактически правит иудо-плутократическая клика, думающая только о власти и наживе.
Гонения на культуру всех народов со стороны сталинско-рузвелътовского-черчиллевского блока являются следствием антинациональной сущности той идеологии, которой руководствуются эти правители. Чтобы лишить народы их национального самосознания, чтобы стереть грани между разными народами и превратить их в послушных и безвольных рабов мирового еврейства, иудо-большевики и ожидовевшиеся англо-американские плутократы уничтожают культуры и истории, предполагая, что народы, утратив свои культурные и национальные ценности, не смогут сопротивляться порабощению и станут жертвой иудейских захватнических планов...
Большевики у нас на родине, англо-американцы в Европе творят одно и то же гнусное дело, варварски уничтожая духовные, национальные и культурные ценности народов.
Теперь мы все хорошо знаем, для чего это делается, и поэтому вступили в решительную борьбу с разрушителями национальной государственности и культуры. Взорванный большевиками храм Христа Спасителя в Москве, пострадавший от англо-американских бомб Кельнский собор в Германии и разрушенный монастыре Монте-Кассино в Италии - всё это звенья одной цепи."

Единственно, что подзабыли авторы вставить в статью, так это "генетические коды" и "духовные скрепы".