October 10th, 2013

Александр Никонов

Красные бельма

Смотрю вторую серию указанного фильма и поражаюсь, какими идиотами были советские граждане и я в том числе, когда нам рассказывали о том, что Сталин боялся Гитлера, и что СССР был не готов к войне, а мы верили...
Что мешало нам задать себе вопрос: почему не готов? Начали мы готовиться раньше Гитлера. Того и в проекте еще не было, когда красные стали превращать всю страну в сплошной военный завод, где все было подчинено оборонке. Народ прозябал в страшной нищете, промтоваров и жратвы не хватало, половина трудящихся (зэки и колхозники) вообще работали, как рабы, - даром. Страна надрывала жилы, все уходило на "военку"... И при этом не были готовы к войне? А к чему же, блядь, тогда мы были готовы? К насыщению рынка товарами народного потребления? Может быть, Советы обещали трудящимся народный автомобиль в личное пользование, как было в гитлеровском Германии? Нет. Все силы и ресурсы шли на оборону. И - "не были готовы"... Охуенно!
Но еще поразительнее другое. Даже сегодня, когда открыты все данные, когда известно, что одних только танков у Сталина было больше, чем у всего мира вместе взятого... Когда известно о величайшем в истории человечества сосредоточении войск на западной границе... Когда Суворов задал свой знаменитый вопрос - а зачем миллионы людей летом 1941 года гнали в западной границе, напрягая все железнодорожные силы страны, выбрасывали этих людей в поля и леса - что планировали с ними делать дальше, если бы Гитлер не напал, ведь армия в таких условиях уже к зиме полностью потеряла бы боеспособность?.. Так вот, даже сегодня многие продолжают с красными бельмами на глазах сыпать старыми советскими пропагандистскими штампами: были не готовы, были охуенно миролюбивы, старались Гитлера задобрить...
Или врут или просто предпочитают не знать. Как тот же клим-во, который пару раз приставал ко мне с ехидным (на его тупой взгляд) вопросом: как Сталин мог напасть на Гитлера, не объявив мобилизации? Климушка или прикидывается или совершенно искренний дурак, который не знает, что де-факто мобилизация в 1941 году вовсю проводилась без всякого объявления.
Они странные, эти красные. Они видят как в 1939 и 1940 годах по карте расползается черным цветом гитлеровская Германия, захватывая все новые и новые территории Европы и кричат: "Агрессор!" А те же самые действия Сталина в те же самые годы, когда по карте Европы расползался красным СССР, почему-то в упор не желают замечать. А если и замечают, агрессивными эти действия признавать не спешат, на голубом глазу играя в дурочку:
- А чего? Прибалтийские страны сами захотели, чтобы мы ввели туда войска!.. А Финляндия поступила плохо, не хотела отдавать свои территории... А в Польшу мы вошли просто так... А Бессарабию с Буковиной захватили, потому что захотелось... А на Иран напали, чтобы он целиком Англии не достался...
promo a_nikonov august 12, 01:13 802
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Яндекс-дзен: https://zen.yandex.ru/alexandrnikonov Тут…
Александр Никонов

Красный высер - 1



Известный своей дуболомностью Хуйгад изложил свои соображения о том, почему Сталин не мог напасть на Гитлера и даже не помышлял. Вот они:

"Резун и все его единомышленники - примитивные дураки. Считают какие-то танки и дивизии на границах, а главного не замечают. Все их умозрительные теории разбиваются о факты, показывающие, положение СССР в то время в глобальной геополитике.
А положение на начало лета 1941 года было такое:
1. 10 мая Гесс летит в Англию. Разведка докладывает руководству СССР, что Гитлер ищет мира с Британией. Даже если эти сведения не достаточно достоверны, не учитывать их глупо и преступно. А, принимая во внимание, что у Англии "нет ни постоянных друзей, ни постоянных врагов, а есть постоянные интересы", вероятность заключения мира или перемирия между Германией и Англией, мягко говоря, ненулевая. А враждебное отношение Великобритании к СССР никогда не скрывалось: в 1940 году Англия и Франция были готовы объявить СССР войну, вступившись за Финляндию.

2. В США Рузвельт открыто заявляет конгрессу, что хочет иметь возможность оказывать военную помощь той стороне, которой это будет выгодно с точки зрения интересов безопасности США.
С минимальным перевесом отклоняется поправка к закону о ленд-лизе, в которой СССР исключался из списка стран, кому можно оказывать помощь.
Госсекретарь США озвучивает официальную позицию, по которой США будут оказывать в войне помощь той стороне, которая подвергнется агрессии.
США свёртывает сотрудничество с СССР в военной сфере и отказывается принимать советских специалистов на своих оборонных предприятиях, прекращает лицензии на вывоз оборудования.
В СМИ США начинается истерия по поводу того, что агенты Москвы способствуют росту забастовочного движения на территории Штатов.
США и СССР на начала лета 1941 года не являются союзниками, а скорее врагами.

3. Даже если не учитывать два первых момента, на востоке СССР существует милитаризированная Япония. Японцы не горят желанием воевать с СССР, но они связаны с Германией "тройственным пактом", по которому они обязуются вступить в войну, если на Германию нападут. Иными словами, напав первым на Германию, СССР 100% придётся воевать на два фронте и держать как минимум 25% военной техники и личного состава на восточном фронте. Учитывая, как развивались позднее события на западном фронте, это могло стать полной катастрофой.

4. Перевооружение и реформа РККА не закончены. В войсках появилось много новой техники, но подготовка личного состава запаздывает. Также запаздывают реформы в военной науке: некоторые военачальники до сих пор хотят воевать кавалерией или сильно надеются на якобы неприступные оборонительные сооружения.

А теперь поставьте себя на место политического руководства СССР, которое всё это знало, и подумайте, кем надо быть, учитывая всё вышеизложенное, чтобы первыми напасть на Германию?"


Что ж, разберем всю эту ахинею по бачкам - культурно, как в Европе мусор сортируют: говно к говну, каловые массы - к каловым массам.

[красный мусор]
Итак. Пункт 1-й. По мысли Хуйгада Гесс летит в Англию заключать мир, чтобы потом совместно навалиться на СССР.
Представим себе это! Расчувствовавшись от того, что к ним лично прибыл столь высокий уважаемый нацист, англичане вдруг неожиданно прощают немцам бомбежки Ковентри и Лондона, а также оккупацию Европы, заключают с ними сердечный мир и ни с того ни с сего начинают поход на Россию. Вот с первым лицом Германии - Гитлером они мир не заключили, а со вторым - сумасшедшим Гессом вдруг отчего-то раз - и заключили бы. Только потому, что Гесс лично сел за штурвал самолета и к ним прилетел. Логично, не правда ли?..
А как было на самом деле?
Черчилль пришел к власти в Англии в мае 1940 года. В отличие от прежнего руководства, он был настроен крайне решительно. Он, как известно, вообще был чувак резкий и бескомпромиссный. Вскоре после вступления в должность Черчилль перед лицом нации и всего мира произносит свою знаменитую речь "Кровь, пот и слезы" - не менее знаменитую, чем речь в Фултоне. В своей речи Черчилль, в частности, заявляет:
"Палата общин приветствует образование правительства, олицетворяющее единое и непоколебимое решение нации вести войну с Германией до победного конца." Это было правительство войны.
Собственно, тут можно было бы и закончить, но я продолжу цитирование:
"...нужно помнить, что мы только на подготовительном этапе одной из самых великих битв в истории, что наши войска задействованы в Норвегии и в Голландии, что мы должны готовиться к действиям в Средиземном море, к продолжительным воздушным сражениям... Я повторю перед Палатой то, что уже сказал присоединившимся к новому Правительству: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота».
Нам предстоит суровое испытание. Перед нами много долгих месяцев борьбы и страданий. Вы меня спросите, каков же наш политический курс? Я отвечу: вести войну на море, суше и в воздухе, со всей мощью и силой, какую дает нам Бог; вести войну против чудовищной тирании, превосходящей любое человеческое преступление. Вот наш курс. Вы спросите, какова наша цель? Я могу ответить одним словом: победа, победа любой ценой, победа, не смотря на весь ужас, победа, каким бы долгим и трудным не был путь; потому что без победы не будет жизни..."

Суровый парень.
После его речи были страшные гитлеровские бомбежки Ковентри и Лондона, десятки тысяч трупов. И вот, по мысли Хуйгада, Черчилль после этого выходит к нации и говорит: мы теперь друзья с Гитлером и будем вместе с ним воевать Россию - потому что так мне насоветовали Гесс и Хуйгад.
Такого рода повороты и финты возможны были только в СССР. Ибо только в тоталитарной стране, где незачем оглядываться на общественное мнение, вчерашний враг - фашист Гитлер - в одночасье (за одну ночь!) может вдруг стать лучшим другом, а выражащих недоумение по этому поводу быстренько приберет НКВД.
И, кстати, именно в СССР, где такие повороты в политике были возможны, шизофреническую версию Хуйгада всерьез рассматривали. Я позволю себе привести кусок из своей книги "Бей первым":

"...Может возникнуть недоумение: почему, будучи готовым сломить Гитлеру шею еще в 1938 году, Сталин не напал на него раньше 22 июня 1941 года?
Чтобы напасть, нужно иметь общую границу с врагом, а не проситься через чужие коридоры. После захвата Сталиным Польши, общая граница с Гитлером у него появилась. Об этом у Суворова много и верно написано, повторяться не буду.
Граница с Гитлером была установлена только осенью 1939 года. Зимой 1939/1940 года Сталин занимался сначала войной с Финляндией, потом подготовкой второй финской войны. Параллельно он захватил по мелочи кое-что из сопредельных государств и к весне 1941 года был уже вполне готов наброситься на Германию. Во всяком случае, приказ наркома обороны от 15 марта обязал «к 1 мая 1941 года снабдить войска медальонами и вкладными листками по штатам военного времени.» А некоторые историки полагают, что все приготовления Сталина к нападению должны были завершиться в начале лета – к 12 июня.
Почему же тогда Сталин не напал на Гитлера в мае или июне? Согласно советским планам развертывания, наступление должно было начаться непосредственно после завершения процесса развертывания советских войск. Генерал-майор Василевский даже указывал точную дату вторжения – 12 июня 1941 года. Да и Жуков загодя рассылал указания о том, что войска после развертывания должны быть готовы «нанести стремительные удары для разгрома группировки противника, перенесения боевых действий на его территорию…» Отчего ж не вторглись?
Ответ на этот вопрос дал, как ни странно, Молотов 40 лет спустя в интервью писателю Стаднюку: «Не помню всех мотивов отмены такого решения. Но мне кажется, что тут главную роль сыграл полет в Англию заместителя Гитлера по партии Рудольфа Гесса. Разведка НКВД донесла нам, что Гесс от имени Гитлера предложил Великобритании заключить мир и принять участие в военном походе против СССР... Если бы мы в это время сами развязали войну против Германии, двинув свои войска в Европу, тогда бы Англия без промедления вступила в союз с Германией... И не только Англия. Мы могли оказаться один на один перед лицом всего капиталистического мира...»
По-моему, вполне исчерпывающее и логичное объяснение.
Действительно, загадочный одиночный перелет второго человека рейха в Англию произвел на всех впечатление. Правда, эффектность этого полета была гораздо выше его эффективности. Тот же Молотов рассказывал: «Когда мы со Сталиным прочитали об этом, то прямо ошалели! Это же надо! Не только сам сел за управление самолетом, но и выбросился с парашютом, когда кончился бензин. Его задержали, это было близ имения какого–то герцога... Кажется, Дунгвела–Кастл, и Гесс назвал себя чужим именем. Чем не подвиг разведчика?! Сталин спросил у меня, кто бы из наших членов Политбюро мог решиться на такое? Я порекомендовал Маленкова, поскольку он шефствовал от ЦК над авиацией. Смеху было!.. Сталин предложил сбросить Маленкова на парашюте к Гитлеру, пусть, мол, усовестит его не нападать на СССР! А тут как раз и Маленков зашел в кабинет. Мы так хохотали, будто умом тронулись... Да, у Гесса были замыслы героические: он надеялся уговорить своих друзей в Англии заменить Черчилля другим премьером, создать при помощи небольшой группы английских аристократов античерчиллевское правительство, которое заключит мир с Германией и Италией, а затем они все вместе пойдут войной против нас... Лорд Бивербрук многие подробности мне рассказал. И это не бредни. Германия тогда даже на какое–то время прекратила бомбардировки Лондона...»
Обратите внимание, Сталин о подготовке Гитлером войны против Советского Союза прекрасно знал. Тот же Молотов рассказывал: «Мы в сорок первом имели полные сведения о плане «Барбаросса» Гитлера, о концентрации его войск вдоль наших западных границ. Но точно не знали, в какой день и какой час начнется агрессия.»
Итак, Сталин о подготовке гитлеровского нападения был информирован. Но к обороне почему-то оказался совершенно не готов. Такое поведение можно объяснить только одной причиной: Сталин был уверен, что успеет нанести удар первым.
Других причин подобного поведения нет и быть не может.
И это подтверждает тот же Молотов. Когда писатель Стаднюк спросил его, было ли нападение Гитлера неожиданным, Молотов ответил: «Иван Фотиевич, вы же военный человек по профессии! Внезапность, конечно, была, но только тактическая! Опередил нас Гитлер!»

продолжение следует



Александр Никонов

Красный высер - 2



Продолжим сортировку красного мусора...

Итак, наш интеллектуальный герой Хугйгад пишет: "...враждебное отношение Великобритании к СССР никогда не скрывалось: в 1940 году Англия и Франция были готовы объявить СССР войну, вступившись за Финляндию."
Но в 1941 году ситуация уже совсем иная! Никакой Франции больше нет, а Англия уже в самом буквальном смысле задыхается от недостатка ресурсов под бомбежками Гитлера и умоляет Сталина начать против Германии войну. Хитрый восточный человек из Кремля медлит. Мстительный кремлевский пахан годом ранее уже объяснял свои подельникам, как будет действовать СССР в разгар империалистической войны: подождем, пока противники измотают друг друга, и вступим в войну. И вот он уже почти дождался: Англия только и мечтает, когда же СССР ударит по Гитлеру, Англия буквально подталкивает Сталина под локоть - ну, давай же, давай, сил больше нет!.. А Гуталин только подхихикивает в прокуренные усы.
Разумеется, США будут на стороне Англии и, соответственно, СССР. Разумеется, Сталин, ударивший по Гитлеру, будет выглядеть освободителем Европы от супостата, как царь Александр I. Сталин это понимал и подобные исторические аналогии простраивал: историю наполеоновской эпохи он знал, с Тарле дружил.
А по идее Хуйгада получается, что если бы Сталин напал на Гитлера, Англия, воюющая с Гитлером... тут же объявила бы Сталина агрессором, и вместе с Гитлером стала бы воевать против СССР. Я вас спрашиваю: это каким же надо быть идиотом, чтобы такое придумать?

Теперь о Японии. Тот же краснопузый Хуйгад пишет: "...на востоке СССР существует милитаризированная Япония. Японцы не горят желанием воевать с СССР, но они связаны с Германией "тройственным пактом", по которому они обязуются вступить в войну, если на Германию нападут. Иными словами, напав первым на Германию, СССР 100% придётся воевать на два фронте и держать как минимум 25% военной техники и личного состава на восточном фронте. Учитывая, как развивались позднее события на западном фронте, это могло стать полной катастрофой."
Во-первых, Хуйгад тупой. Иначе не написал бы про скверно развивавшиеся события на западном фронте. Потому что скверно они развивались только для той стороны, на которую первой напали. И если бы Сталин напал первым, события скверно развивались бы именно для Гитлера. Что уже ввергло бы Японию в глубочайшую задумчивость.
А во-вторых, снова позволю себе процитировать себя:
"Товарищ Сталин заключил договор с Японией – о дружбе. Этот договор был очень важен для Сталина. Настолько важен, что Сталин даже, против протокола, лично приехал на Ярославский вокзал, чтобы проводить японского министра иностранных дел Мацуоки. Вот как рассказывает об этом Молотов: «Сталин сделал один жест, на который весь мир обратил внимание: сам приехал на вокзал проводить японского министра. Этого не ожидал никто, потому что Сталин никогда никого не встречал и не провожал. Японцы да и немцы были потрясены. Поезд задержали на час. Мы со Сталиным крепко напоили Мацуоку и чуть ли не внесли его в вагон. Эти проводы стоили того, что Япония не стала с нами воевать.»

Следующий пункт Хуйгада. Самый идиотский. Предоставим слово его автору:
"Перевооружение и реформа РККА не закончены. В войсках появилось много новой техники, но подготовка личного состава запаздывает. Также запаздывают реформы в военной науке: некоторые военачальники до сих пор хотят воевать кавалерией или сильно надеются на якобы неприступные оборонительные сооружения."

Это хуйня столь жуткой силы, что мне даже неловко ее комментировать. Дело в том, что процесс перевооружения армии закончить невозможно! Унего нет ни начала ни конца. Он длится перманентно. Одна техника списывается, другая приходит на вооружение. Только советский идиот может говорить о каком-то "окончательном перевооружении". Его не бывает!
И с "военной наукой" Хуйгад немало спиздел: военная теория в СССР была вполне на уровне. Более того, самая передовая на тот момент теория блицкрига была разработана именно у нас, еще в двадцатые годы...