Александр Петрович Никонов (a_nikonov) wrote,
Александр Петрович Никонов
a_nikonov

Category:

Коммунизм возможен! В диком или тотально несвободном обществе.

Виктор Суворов, читающий лекции в Англии, объясняет местной левой интеллигенции, что коммунизм не только теоретически возможен, но даже и на практике осуществлен. Он присутствует в тюрьме, например, где есть равная для всех пайка и одинаковая одежда. Потому что без внешнего ограничения потребления безграничные человеческие потребности не удовлетворить.
- Но человек сам может утихомиривать свои потребности, изнутри. Просто для этого нужны сознательные люди! - Возражают любители красненького.
Один из таких любителей красноты - "писатель" Кунгуров. И недавно он, рассуждая на совсем другую тему, сделал неожиданное признание, подтвердившее тезис Суворова:
"Может, кому-то это покажется невероятным или даже смешным, но тюрьма пропитана радикально социалистической философией."
Какое точное признание! Почитаем-ка Кунгурова дальше, ведь он сам сидел и знает:
[Неволя есть коммунизм]

"Деньги в тюрьме не дают ни власти, ни уважения, и уж тем более, не обеспечивают вседозволенности. Аскетизм становится добродетелью. Порой приходилось наблюдать, как только что оказавшиеся за решеткой «первоходы» (впервые находящиеся в заключении) с энтузиазмом выменивали свои модные прикиды на… черные телогрейки. Одежда становится знаком, манифестом. Как монахи, одевая черное рубище, отвергают мирские ценности, так и арестанты, избавляясь от всего «мирского», демонстрируют свою приверженность новым идеалам. Культ черного цвета в тюрьме порой приобретает гипертрофированную формы – иные стремятся носить все черное, начиная от трусов и заканчивая кепкой, пестрость в одежде, стремление продемонстрировать свое преимущество путем ношения «престижной» одежды считается чуть ли не признаком «петушатины». При этом никто никому не диктует, как следует одеваться, есть лишь доминирующие в обществе представления о том, как нужно одеваться «правильно».
Кто ведет себя «правильно» – тот пользуется уважением, приобретает авторитет. Кто ведет себя неправильно – уважение теряет, вплоть до изгнания из общества. Исторгнутые из общества называются «опущенные». Процесс «опускания» - это вовсе не акт анального насилия, как наивно полагают многие. Опущенный – это в прямом смысле слова изгнание из общества...
А как же «правильно» должны вести себя зеки, живущие «по-черному», то есть придерживающиеся понятий? Перечислять подробности можно долго, сообщаю лишь суть: «правильный» зек считает тюрьму домом, других заключенных - братьями... аскетичен в еде и быту, общее ставит выше личного. Хорошим тоном считается полный отказ от личного имущества (все мое – твое). Обычно, «поднимаясь» на зону, осужденный оставляет в тюрьме все свое имущество, и это вовсе не потому, что взять с собой много он просто физически не может. Есть принцип, который свято почитается «правильными» арестантами: все, что ты «затянул на хату», остается в хате, даже если тебя «перекидывают» в другую...
Всеобщим уважением пользуются зеки, которые добровольно решили «страдануть» за других... Вот, например, зеки пробили «кабуру» (дыру) в соседнюю «хату», через которую проходят «груза», то есть материальные ценности и «малявы» (письма). Понятно, что в строительстве этой коммуникационной линии принимали участие все 20 человек с одной стороны стены и 15 – с другой. Но наказать всех невозможно, потому что они в ШИЗО не поместятся. Поэтому с утра «дубак» (вертухай) объявляет: сегодня после обеда двое с вашей хаты идут «на крытую» на пять суток.
Всем все ясно. Идут «на крытую» только добровольцы. Иногда смешно было наблюдать, как несколько кандидатов борются за право «страдануть». Где вы видели на воле людей, стремящихся «страдануть» за других? А в тюрьме такие находятся всегда, ибо пребывание «на крытой» всегда повышает социальный статус заключенного, прибавляет ему уважения. Особенно в этом заинтересованы те, кому светят длительные срока, те, для кого тюрьма – «дом» на 10 и более лет.
Кстати, об уважении. Только побывав в тюрьме, я в полной мере понял смысл, например, стахановского движения... то, что многие шахтеры-стахановцы получали зарплату больше, чем министр угольной промышленности, давало им не так уж и много: они не могли купить на эти деньги лимузин, виллу в Испании и квартиру на Рублевке. А если бы даже и могли, то не многие бы решились на это... Гораздо более важным приобретением в обществе, отрицающим капитал финансовый, становится «социальный капитал», то есть уважение и любовь окружающих. Стахановцы это уважение имели вполной мере...
Отличившихся показывают в кинохронике, дедушка Калинин вручает им ордена в Кремле, предприятие получает финансирование, расширяется, для многих появляется возможность быстрого карьерного роста. И все это благодаря простому работяге Васе, которого теперь весь город знает в лицо, и пусть ему всего 20 лет, но даже седые мастера обращаются к нему по имени-отчеству, все девчонки хотят с ним танцевать в горсаду, а пацаны гордятся, если поздоровались с ним за руку. Ибо Вася – уважаемый человек.
Так вот, в тюрьме деньги перестают быть социальным барометром, да пусть ты хоть олигархом был на воле, здесь твой капитал – уважение окружающих, а его еще надо заработать. Способ только один – вести себя, как достойный человек («по-людски»), жить «на сознанке». Жить «на сознанке» - то есть проявлять сознательность, быть постоянно вовлеченным в хозяйственную (обустраивать быт), политическую (шатать режим) и культурную (скрашивать досуг) жизнь социума."


Subscribe
promo a_nikonov август 12, 01:13 796
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Тут эксклюзивный контент: https://boosty.to/nikonov Под катом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →