Александр Петрович Никонов (a_nikonov) wrote,
Александр Петрович Никонов
a_nikonov

Categories:

Красный высер - 1



Известный своей дуболомностью Хуйгад изложил свои соображения о том, почему Сталин не мог напасть на Гитлера и даже не помышлял. Вот они:

"Резун и все его единомышленники - примитивные дураки. Считают какие-то танки и дивизии на границах, а главного не замечают. Все их умозрительные теории разбиваются о факты, показывающие, положение СССР в то время в глобальной геополитике.
А положение на начало лета 1941 года было такое:
1. 10 мая Гесс летит в Англию. Разведка докладывает руководству СССР, что Гитлер ищет мира с Британией. Даже если эти сведения не достаточно достоверны, не учитывать их глупо и преступно. А, принимая во внимание, что у Англии "нет ни постоянных друзей, ни постоянных врагов, а есть постоянные интересы", вероятность заключения мира или перемирия между Германией и Англией, мягко говоря, ненулевая. А враждебное отношение Великобритании к СССР никогда не скрывалось: в 1940 году Англия и Франция были готовы объявить СССР войну, вступившись за Финляндию.

2. В США Рузвельт открыто заявляет конгрессу, что хочет иметь возможность оказывать военную помощь той стороне, которой это будет выгодно с точки зрения интересов безопасности США.
С минимальным перевесом отклоняется поправка к закону о ленд-лизе, в которой СССР исключался из списка стран, кому можно оказывать помощь.
Госсекретарь США озвучивает официальную позицию, по которой США будут оказывать в войне помощь той стороне, которая подвергнется агрессии.
США свёртывает сотрудничество с СССР в военной сфере и отказывается принимать советских специалистов на своих оборонных предприятиях, прекращает лицензии на вывоз оборудования.
В СМИ США начинается истерия по поводу того, что агенты Москвы способствуют росту забастовочного движения на территории Штатов.
США и СССР на начала лета 1941 года не являются союзниками, а скорее врагами.

3. Даже если не учитывать два первых момента, на востоке СССР существует милитаризированная Япония. Японцы не горят желанием воевать с СССР, но они связаны с Германией "тройственным пактом", по которому они обязуются вступить в войну, если на Германию нападут. Иными словами, напав первым на Германию, СССР 100% придётся воевать на два фронте и держать как минимум 25% военной техники и личного состава на восточном фронте. Учитывая, как развивались позднее события на западном фронте, это могло стать полной катастрофой.

4. Перевооружение и реформа РККА не закончены. В войсках появилось много новой техники, но подготовка личного состава запаздывает. Также запаздывают реформы в военной науке: некоторые военачальники до сих пор хотят воевать кавалерией или сильно надеются на якобы неприступные оборонительные сооружения.

А теперь поставьте себя на место политического руководства СССР, которое всё это знало, и подумайте, кем надо быть, учитывая всё вышеизложенное, чтобы первыми напасть на Германию?"


Что ж, разберем всю эту ахинею по бачкам - культурно, как в Европе мусор сортируют: говно к говну, каловые массы - к каловым массам.

[красный мусор]
Итак. Пункт 1-й. По мысли Хуйгада Гесс летит в Англию заключать мир, чтобы потом совместно навалиться на СССР.
Представим себе это! Расчувствовавшись от того, что к ним лично прибыл столь высокий уважаемый нацист, англичане вдруг неожиданно прощают немцам бомбежки Ковентри и Лондона, а также оккупацию Европы, заключают с ними сердечный мир и ни с того ни с сего начинают поход на Россию. Вот с первым лицом Германии - Гитлером они мир не заключили, а со вторым - сумасшедшим Гессом вдруг отчего-то раз - и заключили бы. Только потому, что Гесс лично сел за штурвал самолета и к ним прилетел. Логично, не правда ли?..
А как было на самом деле?
Черчилль пришел к власти в Англии в мае 1940 года. В отличие от прежнего руководства, он был настроен крайне решительно. Он, как известно, вообще был чувак резкий и бескомпромиссный. Вскоре после вступления в должность Черчилль перед лицом нации и всего мира произносит свою знаменитую речь "Кровь, пот и слезы" - не менее знаменитую, чем речь в Фултоне. В своей речи Черчилль, в частности, заявляет:
"Палата общин приветствует образование правительства, олицетворяющее единое и непоколебимое решение нации вести войну с Германией до победного конца." Это было правительство войны.
Собственно, тут можно было бы и закончить, но я продолжу цитирование:
"...нужно помнить, что мы только на подготовительном этапе одной из самых великих битв в истории, что наши войска задействованы в Норвегии и в Голландии, что мы должны готовиться к действиям в Средиземном море, к продолжительным воздушным сражениям... Я повторю перед Палатой то, что уже сказал присоединившимся к новому Правительству: «Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжелого труда, слез и пота».
Нам предстоит суровое испытание. Перед нами много долгих месяцев борьбы и страданий. Вы меня спросите, каков же наш политический курс? Я отвечу: вести войну на море, суше и в воздухе, со всей мощью и силой, какую дает нам Бог; вести войну против чудовищной тирании, превосходящей любое человеческое преступление. Вот наш курс. Вы спросите, какова наша цель? Я могу ответить одним словом: победа, победа любой ценой, победа, не смотря на весь ужас, победа, каким бы долгим и трудным не был путь; потому что без победы не будет жизни..."

Суровый парень.
После его речи были страшные гитлеровские бомбежки Ковентри и Лондона, десятки тысяч трупов. И вот, по мысли Хуйгада, Черчилль после этого выходит к нации и говорит: мы теперь друзья с Гитлером и будем вместе с ним воевать Россию - потому что так мне насоветовали Гесс и Хуйгад.
Такого рода повороты и финты возможны были только в СССР. Ибо только в тоталитарной стране, где незачем оглядываться на общественное мнение, вчерашний враг - фашист Гитлер - в одночасье (за одну ночь!) может вдруг стать лучшим другом, а выражащих недоумение по этому поводу быстренько приберет НКВД.
И, кстати, именно в СССР, где такие повороты в политике были возможны, шизофреническую версию Хуйгада всерьез рассматривали. Я позволю себе привести кусок из своей книги "Бей первым":

"...Может возникнуть недоумение: почему, будучи готовым сломить Гитлеру шею еще в 1938 году, Сталин не напал на него раньше 22 июня 1941 года?
Чтобы напасть, нужно иметь общую границу с врагом, а не проситься через чужие коридоры. После захвата Сталиным Польши, общая граница с Гитлером у него появилась. Об этом у Суворова много и верно написано, повторяться не буду.
Граница с Гитлером была установлена только осенью 1939 года. Зимой 1939/1940 года Сталин занимался сначала войной с Финляндией, потом подготовкой второй финской войны. Параллельно он захватил по мелочи кое-что из сопредельных государств и к весне 1941 года был уже вполне готов наброситься на Германию. Во всяком случае, приказ наркома обороны от 15 марта обязал «к 1 мая 1941 года снабдить войска медальонами и вкладными листками по штатам военного времени.» А некоторые историки полагают, что все приготовления Сталина к нападению должны были завершиться в начале лета – к 12 июня.
Почему же тогда Сталин не напал на Гитлера в мае или июне? Согласно советским планам развертывания, наступление должно было начаться непосредственно после завершения процесса развертывания советских войск. Генерал-майор Василевский даже указывал точную дату вторжения – 12 июня 1941 года. Да и Жуков загодя рассылал указания о том, что войска после развертывания должны быть готовы «нанести стремительные удары для разгрома группировки противника, перенесения боевых действий на его территорию…» Отчего ж не вторглись?
Ответ на этот вопрос дал, как ни странно, Молотов 40 лет спустя в интервью писателю Стаднюку: «Не помню всех мотивов отмены такого решения. Но мне кажется, что тут главную роль сыграл полет в Англию заместителя Гитлера по партии Рудольфа Гесса. Разведка НКВД донесла нам, что Гесс от имени Гитлера предложил Великобритании заключить мир и принять участие в военном походе против СССР... Если бы мы в это время сами развязали войну против Германии, двинув свои войска в Европу, тогда бы Англия без промедления вступила в союз с Германией... И не только Англия. Мы могли оказаться один на один перед лицом всего капиталистического мира...»
По-моему, вполне исчерпывающее и логичное объяснение.
Действительно, загадочный одиночный перелет второго человека рейха в Англию произвел на всех впечатление. Правда, эффектность этого полета была гораздо выше его эффективности. Тот же Молотов рассказывал: «Когда мы со Сталиным прочитали об этом, то прямо ошалели! Это же надо! Не только сам сел за управление самолетом, но и выбросился с парашютом, когда кончился бензин. Его задержали, это было близ имения какого–то герцога... Кажется, Дунгвела–Кастл, и Гесс назвал себя чужим именем. Чем не подвиг разведчика?! Сталин спросил у меня, кто бы из наших членов Политбюро мог решиться на такое? Я порекомендовал Маленкова, поскольку он шефствовал от ЦК над авиацией. Смеху было!.. Сталин предложил сбросить Маленкова на парашюте к Гитлеру, пусть, мол, усовестит его не нападать на СССР! А тут как раз и Маленков зашел в кабинет. Мы так хохотали, будто умом тронулись... Да, у Гесса были замыслы героические: он надеялся уговорить своих друзей в Англии заменить Черчилля другим премьером, создать при помощи небольшой группы английских аристократов античерчиллевское правительство, которое заключит мир с Германией и Италией, а затем они все вместе пойдут войной против нас... Лорд Бивербрук многие подробности мне рассказал. И это не бредни. Германия тогда даже на какое–то время прекратила бомбардировки Лондона...»
Обратите внимание, Сталин о подготовке Гитлером войны против Советского Союза прекрасно знал. Тот же Молотов рассказывал: «Мы в сорок первом имели полные сведения о плане «Барбаросса» Гитлера, о концентрации его войск вдоль наших западных границ. Но точно не знали, в какой день и какой час начнется агрессия.»
Итак, Сталин о подготовке гитлеровского нападения был информирован. Но к обороне почему-то оказался совершенно не готов. Такое поведение можно объяснить только одной причиной: Сталин был уверен, что успеет нанести удар первым.
Других причин подобного поведения нет и быть не может.
И это подтверждает тот же Молотов. Когда писатель Стаднюк спросил его, было ли нападение Гитлера неожиданным, Молотов ответил: «Иван Фотиевич, вы же военный человек по профессии! Внезапность, конечно, была, но только тактическая! Опередил нас Гитлер!»

продолжение следует



Subscribe
promo a_nikonov август 12, 01:13 799
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Тут эксклюзивный контент: https://boosty.to/nikonov Под катом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →