Александр Петрович Никонов (a_nikonov) wrote,
Александр Петрович Никонов
a_nikonov

Categories:

Как Сталин убивал Россию



"...в 1926 году была проведена одна из лучших советских переписей населения, все имевшиеся данные широко публиковались и внимательно анализировались, разрабатывались демографические прогнозы, на подъеме были демографические исследования...
В начале 30-х годов в стране действовали два исследовательских демографических института — в Киеве и в Ленинграде… Но в 1953 году, после смерти "вождя", информационное поле демографической статистики и исследовательское поле демографии представляли собой выжженную пустыню.
Уже в начале 30-х годов вовсю шло засекречивание демографической информации, постепенно переходившее в ее фальсификацию. В частности, была объявлена "вредительской" перепись населения 1937 года, и в 1939 году была проведена новая перепись, результаты которой больше устраивали руководство страны. Были ликвидированы оба демографических института — ленинградский в 1934, киевский — в 1939 году. Почти исчезли демографические публикации. Жестокие репрессии обрушились на самих демографов.
Сокрытие информации о демографических процессах в СССР достигло немыслимого предела. Даже общая численность населения страны не была известна. Только в 1959 году — через 6 лет после смерти Сталина и через 20 лет после переписи — населения 1939 года — была проведена новая перепись, благодаря которой статистики почувствовали под ногами нечто вроде устойчивой почвы и смогли рассчитывать необходимые демографические показатели. Именно результаты переписи 1959 года и их сравнение с результатами переписи 1926 года позволяют судить о демографических итогах сталинского правления. Что же это за итоги?

[людоед у власти]

В начале ХХ века Россия была страной с очень высокой рождаемостью. Во время Первой мировой и гражданской войн рождаемость, по понятным причинам, сократилась, но к середине 1920-х годов жизнь населения, тогда, по преимуществу, крестьянского... нормализовалась, и восстановилась довоенная высокая рождаемость. Но этот послевоенный подъем продержался недолго, к концу 1920-х годов уже стало заметно сильное снижение, которое резко ускорилось после 1929 года — сталинского "года великого перелома".
Снижение рождаемости в стране, вставшей на путь индустриализации и урбанизации, процесс закономерный. Но что поражает в сталинском СССР, так это огромная скорость снижения рождаемости. Для того чтобы демографическое поведение целых поколений почти мгновенно перестроилось, люди должны были испытать невероятный шок. Таким шоком и стали для большинства населения СССР события конца 20-х — начала 30-х годов: принудительная коллективизация, раскулачивание и голод. В каком-то смысле этот шок был гораздо более сильным, чем шок Первой мировой и гражданской войн, революции и послереволюционной разрухи. После их окончания население быстро вернулось к прежним нормам демографического и семейного поведения, тогда как шок начала 30х годов привел к необратимым изменениям.
Напуганный этим неожиданным следствием своей экономической и социальной политики, Сталин попытался распространить механизм репрессий и на эту область жизни граждан СССР. Через несколько месяцев после того, как он с большой помпой, но без всяких оснований заявил, что население СССР "стало размножаться гораздо быстрее, чем в старое время", в стране был запрещен аборт.
Годы, непосредственно следовавшие за запретом аборта, отмечены некоторым подъемом показателей рождаемости, но он был небольшим и недолговременным. Запрет аборта не принес ожидавшегося эффекта, а затем война вызвала новое резкое снижение рождаемости, и Сталин решил еще подкрутить гайки. В конце войны, в 1944 году, был издан указ, повышавший статус зарегистрированного брака и усложнявший его расторжение. С другой стороны, тогда же была сделана попытка повысить престиж материнства с помощью введения правительственных наград многодетным матерям и предоставления им ряда льгот.
Судя по тому, что принятые меры не смогли остановить снижения рождаемости, усиление государственного присутствия в семейных делах оказалось неэффективным средством. Более того, именно страны, пережившие тоталитарные режимы, пытавшиеся влиять на семейное и демографическое поведение людей (Германия, Италия, Испания, Россия и т.п.), демонстрируют уже в наше время самое глубокое падение рождаемости. Возможно, это связано с тем, что государственное вмешательство в любых формах — и с помощью кнута, и с помощью пряника — не увеличивает силы самоорганизации семьи, а уменьшает их...
По официальным оценкам, общий коэффициент смертности — для СССР в целом составлял в 1913 г. 29,1%, в 1926 — 20,3%, а к 1930, согласно заявлению Сталина о снижении смертности на 36%, упал до 18–19%. О еще больших успехах сообщалось 5 лет спустя, после окончания страшного голода. В 1935 г. смертность составила 56% уровня 1913 г.[1], то есть сократилась уже на 44%, или примерно до 16%.
Должно было пройти немало лет, чтобы исследователи добрались до засекреченных архивов и на основании всех имеющихся данных пришли к выводу, что общий коэффициент смертности населения СССР в 1930 г. составлял не 18–19, а 27%; а в 1935 году его величина была соответственно не 16, а около 21%.
По расчетам выходит, что смертность — и общая, и младенческая — в 1930 году была и в самом деле ниже, чем в 1913. Почему же Сталина не устраивала истинная оценка этих успехов, пусть и более скромная? Ответ связан с двумя обстоятельствами.
Во-первых, смертность снижалась уже до революции, поэтому ее умеренное снижение никак нельзя было отнести к заслугам советской власти. Более того, показатели смертности в 30-е годы были существенно выше, чем можно было ожидать при сохранении предреволюционных тенденций — все они находятся выше линии тренда 1890–1913 годов (см. рис. 3).
Во-вторых, показатели 1930 г. были хотя и лучше довоенных, но хуже, чем достигнутые в 1927–1928 гг., до начала реализации главных сталинских проектов...
Таким образом, уже в 1930 году были заложены основы той лживой мифологии необыкновенных успехов советской власти в охране народного здравия, которая, кажется, дожила и до наших дней.
...даже если брать только наиболее благоприятные, "бескризисные" годы межвоенного периода, ожидаемая продолжительность жизни женщин поднялась заметно выше предреволюционного уровня (примерно на 45 лет), но у мужчин никакого роста по сравнению с последними предреволюционными годами практически не было. Положение изменилось только после войны, и к 1953 году ожидаемая продолжительность жизни и мужчин, и женщин превышала лучшие предвоенные показатели примерно на 20 лет. Однако этот успех был достигнут в основном за счет снижения смертности в детских возрастах, что, в свою очередь, объяснялось появлением и массовым внедрением в практику антибиотиков. А вот рост ожидаемой продолжительности жизни взрослого населения был намного более скромным и кратковременным, он очень скоро прекратился, а у мужчин впоследствии даже сменился сокращением продолжительности жизни.
Даже те скромные успехи, которые действительно имели место, относятся только к "нормальным" годам, которые в сталинское время постоянно перемежались годами катастрофическими."
Анатолий Вишневский

Subscribe
promo a_nikonov august 12, 01:13 796
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Тут эксклюзивный контент: https://boosty.to/nikonov Под катом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 231 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →