Александр Петрович Никонов (a_nikonov) wrote,
Александр Петрович Никонов
a_nikonov

Categories:

Кто в лес? А кто по дрова?.. И немножко про металлы.

Хороший человек Илларионов, спорить не буду. Однако, написал он вот такой вот комментарий в моему прошлому посту. Илларионов отказывается от своих слов о том, будто падение производства в РФ по сравнению с СССР на четверть - это катастрофа: "Не писал я такой глупости". И добавляет, что про падение лесодобычи на 51% тоже не писал.
Значит, я соврал. Значит, мне показалось. Я по ошибке принял следующие слова Иларионова про катастрофу за признание им катастрофы: "Никаких других слов, кроме «катастрофа», на ум не приходит.
Нынешний уровень промышленного производства – почти на четверть ниже, чем во времена СССР."

Что же касаемо леса, то в табличке действительно стоят "Лесная и деревообрабатывающая" - вместе. То есть леса добывали и как бы обрабатывали больше, чем сейчас. Вот только непонятно, как его обрабатывали, если он гнил по берегам рек. Ну, да ладно, экономика - наука сложная, нам не понять, просто будем постепенно набираться ума у Илларионова, ничем его не огорчая.
А сегодня поговорим о лесе. Точнее, о том, как ставилась, как зарождалась абсурдистская сталинская экономика, заточенная не на людей, а на показатели и военную экспансию. В этом нам поможет человек, про которого мне весьма вовремя напомнили, за что спасибо - Карл Иванович Альбрехт. Это удивительная личность с удивительной судьбой. Он занимал очень высокие посты в раннем СССР, но сбежать оттуда вовремя не успел. Ознакомиться с его краткой невероятно-приключенческой биографией вы можете тут , и я вам очень советую это сделать.
[лобзиком спички выпиливать]
Его нельзя назвать беглецом из СССР, поскольку он не бежал оттуда, а был выслан. После чего написал книгу о сталинской экономике. Не удивительно. Из советского кошмара многие бежали - и простые люди, и высокопоставленные. Бежали послы, работники наркоматов, разведчики, бежал даже личный секретарь Сталина... А после они писали книги в свободном мире о том, что представляла собой эта самая социалистическая утопия. Именно благодаря этим книгам на Западе узнали о том, что творится за железным занавесом, который большевики установили почти сразу же по приходу к власти, справедливо полагая, что их красные крепостные, которых новые цари России по старой привычке считали собственностью вотчины, вскоре станут испытывать мучительное желание сбежать из красного рая.
Так вот, Альбрехт, имевший дело с лесной промышленностью СССР двадцатых-тридцатых годов, писал:
"Все хозяйство Советского Союза направлено к единственной цели: подготовить Красную армию для грядущей мировой войны. Для этого сверхиндустриализация должна проводиться все более безумно-ускоренным темпом. О том, что тут часто отдавало фантазией, о том, что вместо здорового, разумно организованного, полноценного хозяйства возникал бесхозяйственный хаос, в Кремле никто не смел говорить. Там усыпляли себя цифрами...
Во время моей долголетней совместной работы с целым рядом руководящих работников администрации и партии и при частных встречах я довольно часто высказывал мнение, что установленная сталинской генеральной линией сверхиндустриализация в конце концов приведет советский режим к гибели, к неминуемой, стихийной хозяйственной катастрофе. Я основывал свои опасения прежде всего на том, что, как было известно и высшим руководящим кругам, вследствие невероятного разбазаривания и хищнических способов добывания сырья...
В качестве одного из многих примеров я привел жалкие результаты работы лесопилок Архангельской промышленной области. Эти лесопилки считались тогда самыми лучшими из всей очень плохо работавшей лесопильной промышленности... В 1927/28 хозяйственном году все эти рамы, вместе взятые, распилили на доски 3 099 000 кубических метров кругляка. При этом была достигнута жалкая цифра в 1 684 000 кубометров пиленого леса. Эта нищенская продукция, однако, далеко превосходила среднюю продукцию всей лесопильной промышленности СССР.
И все-таки эта цифра значила, что разрезанный на куски кругляк был использован только на 54% своей ценности. 46%, то есть 1 415 000 кубических метров ценнейшего круглого леса из года в год уходило на щепу. Часть его специальными пароходами вывозилась в море и выбрасывалась, поскольку невозможно было сжигать эту массу на колоссальных кострах вблизи лесопилок.
При этом дело шло об исключительно первоклассном строевом лесе, так как в то время на лесопилки доставлялся только совершенно чистый товар без сучков, то есть лишь нижняя часть срубленных стволов.
...
Вводились гигантские, совершенно непредусмотренные планы расширения. Исходные планы стройки оказывались выброшенными за борт. Без всякого учета наличия достаточной сырьевой базы строились гигантские предприятия. Потом, когда в эти предприятия была уже вложена огромная масса строительных материалов и денег, – многие из них пришлось «законсервировать». Однако даже и это «консервирование» явилось только прикрытием, ибо никогда эти предприятия не могли бы быть закончены и пущены в ход, так как за это время успело выясниться, что воображаемых местных источников сырья никогда не существовало, а привозное сырье не могло быть доставлено по хозяйственным или транспортным причинам.
С другой стороны – во многих местах, с невероятными жертвами деньгами и человеческими силами, строили в отдаленных, бездорожных местах гигантские электростанции, для тока которых ни сейчас, ни на десятки лет вперед нельзя найти никакого сбыта и никакой возможности применения.
В других очень многочисленных случаях торжественно праздновали пуск в ход законченных предприятий, но о их правильной работе нечего было и думать, так как не хватало квалифицированной рабочей силы.
Предпринимались самые различные насильственные попытки пустить в ход эти предприятия при помощи неквалифицированной рабочей силы – и все кончилось провалом. Следствием этого было то, что дорогие машины, купленные за границей на гроши голодающего народа, неквалифицированный персонал приводил в негодность в течение нескольких недель, и такие же машины приходилось покупать вновь. Кроме того, значительно большая часть продукции, выработанной неквалифицированными рабочими, оказывалась совершеннейшим браком и шла в переработку.
В бесчисленном количестве случаев проектные бюро, которые росли как грибы после дождя, вырабатывали никуда не годные проекты сложнейших промышленных предприятий. На основании этих негодных, или неполноценных, планов ставилась масса машин, которые в производственном отношении совсем не подходили друг к другу.
Силовые установки часто оказывались слишком слабыми для пуска в ход машин предприятия.
Закупались дорогие транспортные средства, которые оказывались или непригодными для перевозок, или вообще нерентабельными.
Устанавливались сложнейшие автоматы или полуавтоматы, которые для данного производства оказывались абсолютно ненужными или чересчур дорогими в эксплуатации и которые уже по чисто хозяйственным соображениям сейчас же заменялись другими, более простыми.
Советские составители проектов, опьяненные манией индустриализации, и их закупщики за границей заказывали станки, сверлильные и фрезерные машины и тысячи других предметов новейшей конструкции, для обслуживания которых не было нужных армий квалифицированных рабочих.
Но строительные площадки в провинции, на которых по замыслу охваченных манией величия полуграмотных людей должны были по приказу вырастать из земли гиганты индустрии, – уже через несколько месяцев после начала работ походили на поля сражений. Здесь валялись полураспакованные ценные инструментальные станки из Германии, транспортеры из Англии, экскаваторы из Америки. А нужные для них проволочные каналы, закупленные в других странах из соображений дешевизны, валялись где-то полузасыпанные землей. Дождь и снег, жара и холод сменяли друг друга и заботились о том, чтобы это стоившее миллионы и лежащее теперь под открытым небом оборудование в самый короткий срок было приведено в полную негодность."

Что сказать? Это - самое начало индустриализации, тридцатые годы. Но я помню гниющее под дождями импортное оборудование, закупленное за валюту, и в семидесятые, и восьмидесятые. Ничего не изменилось! Шло гигантское растранжиривание ресурсов и разграбление, а точнее, разрушение страны, что было хуже разграбления, поскольку разграбление хоть кому-то идет на пользу. А здесь в течении семидесяти лет ресурсы государства просто выкидывались на ветер.

PS Из илларионовской таблички видно, что металлургия по сравнению с СССР упала на 7%, а машиностроение на 18%. Слушайте! После всех этих ужасных воплей современных красных о том, будто "всё производство в России уничтожено, мы ничего не производим, заводы стоят", увидеть своими глазами, что машиностроение упало всего на 18% - это просто праздник какой-то! А учитывая, что мы больше не производим непомерное количество танков, гаубиц, БМП (которые прежде складировали и раздаривали свободолюбивым неграм) фактически это означает рост.
Subscribe
promo a_nikonov август 12, 01:13 797
Buy for 100 tokens
Здесь мой ФБ: https://www.facebook.com/alexandr.nikonov.14 Тут мой ВК: https://vk.com/id386842320 Телеграм: https://t.me/alexandr_nikonov Инстаграм: https://www.instagram.com/a_nikonov/ Твиттер: https://twitter.com/apnikonov Тут эксклюзивный контент: https://boosty.to/nikonov Под катом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 150 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →